?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
80
a_i_v_a_r

Сегодня отцу - 80 лет. Это обложка его третьей книги - 1968 год. Сюда взял, потому что название актуальное. А первая - "Верность" - вышла в 1960-м. С тех пор их - десятка два.
Все его главные вещи были изданы в доинетовскую эпоху, но я удивился, как много в сеть, тем не менее, попало. В том числе, и отзывы. Вот лишь некоторые из них.

Игорь Золотусский:
Мне близко то, о чем пишет Рустам Валеев, и то, как он видит своих героев и самую жизнь людей. Эта проза сделана не холодной рукой хирурга, который бесстрастной мыслью, как скальпелем, уверенно и без колебания внедряется в живую ткань (есть и такая вполне профессиональная проза), нет — эта проза проникнута теплом человеческой души, оно расходится равномерно по страницам, абзацам и фразам, и каждое слово этим теплом дышит, превращая повествование в нечто самостоятельное.
Я должен отметить культуру автора, не образованность и не чисто техническую культуру повествования, а культуру в самом полном и широком смысле этого слова. Культуру восприятия, культуру отношения к людям, которая всегда является выражением мудрой и совестливой души.


Татьяна Набатникова:
Метод Рустама Валеева - безусловно, синтез. Из материала маленького городка он берет детали, события, составляет их в новую реальность, художественную, и эта новая реальность сама рассказывает о себе. Проза получается сложная, как сама жизнь, и потому вглядываться в нее интересно, и потому она требует себе толкователя… Здесь проза берет на себя музейную функцию, заменяя нам природу, возобновляя утраченные ощущения. Как ей удается сделать эти ощущения живыми - загадка…
Очень редким писателям удается, приступая к разгадке жизни, создать при этом новую тайну - литературы (как правило, увы, тайна жизни оказывается разрушена, а тайна литературы не создана). Рустам Валлев - в их счастливом числе


Ирина Моргулес:
Это традиционная русская проза, где композиция - не способ интриговать читателя, ведя его по лабиринтам сюжета, а возможность дать ему, не отвлекаясь на хитросплетения событий, вглядеться во внутренний мир персонажей, чтобы понять, что движет их поступками, как они поддаются власти времени, то быстро бегущего, то вязкого, словно остановившегося. Речь здесь идет не о периодах войны или, скажем, застоя, а о времени, отмеренном каждой жизни.
У Валеева конфликт не между людьми, это - внешнее. Конфликт, как правило, внутренний: важно, что победит в человеке - доброе или злое.
Татарский мальчик из Троицка, города с богатым прошлым, но ко времени жизни в нем Валеева превратившегося в довольно заурядное провинциальное поселение, от деревни не ушедшее, к городу не пришедшее, стал русским писателем, язык которого точен и строг в своей изысканности.
Валеев мог бы считаться эталоном евразийца: в нем корни двух великих культур сплелись неразрывно, не конфликтуя, не подавляя ростки друг друга.


Михаил Фонотов:
...- Однако не Троицком единым. В романе узнаваем и Челябинск с инженером Булатовым на плужном заводе, с коммунистом Абалаковым, в котором нельзя не увидеть Колющенко, и ученым-фольклористом Аверкиевым, тоже напоминающим нам кого-то. Тут и Першино, и Переселенка, и Никольский поселок, и улица Спартака. Но в ваших произведениях узнается и весь Южный Урал. Повесть "Руда Учкулана" - это же Бакал с его шматами и сидеритами. Я хочу сказать, что ваше творчество - это некое краеведение. Краеведение в своем высшем проявлении, художественное.

Андрей Урицкий из "Независимой газеты" (про подборку рассказов в "Урале"):
Лучшая проза в журнале, пластичная, текучая, выразительная, при некоторой близости к Платонову абсолютно оригинальная; это проза о любви, стариках и старости, об ускользающем, уходящем веществе жизни. Особенно хорош рассказ "Солдат", пронизанный темными эротическими токами и ощущением мягкой, опустошающей усталости, когда "хорошо сидеть на крылечке и ничего не помнить".

Инна Булкина для "Русского журнала":
...Тем более поразительна на таком фоне лаконичная "Губадия" Рустама Валеева - лучшая проза последних "уральских" номеров (здесь я соглашусь с Андреем Урицким). Она принадлежит к типу литературных текстов, в которых доминирует сенсорика, где нет ничего умственного и сконструированного - в том числе и сюжета. Три рассказа о боязни смерти и одиночества выстроены как музыкальная тема, с нарастанием томительного холода.

Из совсем свежего. Блестящий литературный очерк написал Вячеслав Лютов. Во всей стране хорошо, если несколько десятков человек владеет (владел и будет владеть) этим жанром в принципе. А Слава сделал к тому же оч. емкие и точные наблюдения, культурные и жизненные. Этот текст опубликован также  в газете "Возрождение Урала" (кстати, новый сайт ЗВУ уже работает в тестовом режиме).

А буквально вчера вечером я нашел кандидатскую диссертацию, которая была защищена в Московском государственном педагогическом университете в 2008 году: "Национальный мир как художественная модель в литературах народов России". Елена Малкина рассматривает тему на примере четырех писателей: Шолом-Алейхема, Михаила Шолохова, Рустама Валеева и Сергея Довлатова. Такая современная, на хорошей методологической базе, основательная работа, что важно - с мыслями, как и должно быть в науке. Отец еще не знает, сегодня сообщу.


  • 1
я хочу почитать

лучше с рассказов начать, потом кину ссылку

вот три относительно недавних рассказа
http://klpeople.ru/articles/november_2012/rustam_valeev/

Поздравляю!
Есть ощущение, что этот праздничный повод могут разделить все южноуральцы :)

спасибо, ну уж не знаю =))


Вы счастливый человек!
Берегите своих близких и дорожите минутами общения с ними каждый час!

правильные цифры!

(Deleted comment)
передал! спасибо, Дима!

Поздравляю с юбиляром! Напиши, Айвар, большую историю Валеевых, будет интересно.

Edited at 2016-10-19 08:10 pm (UTC)

спасибо, Сергей!
я ж не писатель ;))

  • 1