Айвар ВАЛЕЕВ (a_i_v_a_r) wrote,
Айвар ВАЛЕЕВ
a_i_v_a_r

Последний номер


Завтра в киоски поступит последний номер газеты Челябинский рабочий. Исторический артефакт, между прочим, сохраню его. Накануне коллеги предложили мне что-то написать в этот номер. Я и сам подумывал об этом. Но потом решил: нет, а то получается, будто член похоронной команды. Нельзя было вот так тупо идти год или два или три, отчетливо видя впереди бетонную стену, чтобы потом уткнуться в нее лбом и - сокрушаться, что время испортилось.

У Бориса Киршина есть коллега Юрий Пургин, создатель медиахолдинга Алта-пресс. Они из одной когорты, почти ровесники, вместе получали поддержку от американского фонда в виде льготных кредитов и методической помощи. Кстати, надо сказать, это была очень ценная помощь в 90-е, и все что там НТВ наговорило - туфта. Ни разу в жизни ни мне, ни моим коллегам никто не указывал, что писать, а что нет, тем более, проводить какие-то заокеанские идеи. В случае с небольшими региональными изданиями это вообще нонсенс. Журналистам надо было учиться жить в рынке, и мало кто мог нам в этом помочь - вспомните, чем занимались разные наши крокодилы в 90-е.

Так вот, какие разные судьбы у Киршина и Пургина. Алта-пресс сегодня делает информационный портал, который у них в регионе занимает место нашего 74.ру - впереди с большим отрывом. Но ведь и газета, с которой все пошло, выходит! Причем, это не массовый, а типа элитарный продукт, туда дилер Лексуса рекламу несет.

Лет 15 назад Челябинский рабочий без всякой недвижимости и типографии стоил, как минимум, миллион долларов. Сегодня он ни стоит ничего, одни долги.
Рифат Абдрашитов, впоследствии начальник информационно-аналитического управления администрации губернатора, а тогда самый юный сотрудник секретариата, примерно в то же время ездил в командировку в Чехию (тоже американский фонд организовывал), чтобы смотреть диковинку - как делаются информационные сайты. Приехал с идеями - и ничего.
А Пургин и тогда говорил, и сейчас твердит, как мантру: надо постоянно меняться. И не только говорит, как мы видим.

С помощью кредитов Челябинский рабочий обзавелся типографией, купил 500 кв. м. дорогой недвижимости под редакцию. Точнее, уже не Челябинский рабочий, а ЗАО ЧР-Менеджер: Б.Н. Киршин и три его зама - Ю.В. Емельянов, Л.Н. Лузин и В.Г. Спешков (и был еще 1% у американского фонда). Все трое, на удивление, настолько не любят друг друга, что никогда даже вдвоем ни о чем не договорятся. Молодец, Борис Николаевич.
Хотя, чего молодец-то? Контроль за хозяйством сохранил, а само хозяйство - нет.

Вот сейчас дежурная нота - *Челябинский рабочий закончился, эпоха, 108 лет*. Все это правильно, и очень жаль, что закончился, чтоб долго и пафосно не говорить, у меня с ним много чего связано. Да, жаль газету. Но когда я говорю людям со стороны, что в Челябинском рабочем ГОД (а кому и дольше!) не платили зарплату, мне не верят. А ведь это правда. И дикость.

Борис Николаевич - честный человек. По крайней мере, пока другой информации у нас нет. Он нам говорит: ну я вот и сам себе не плачу зарплату. Пять тысяч получил в кассе - пришел домой, вся семья рада, хоть за квартиру заплатили. Но Борис Николаевич давно уж небедный человек, завкафедрой в ЧелГУ, пенсия, супруга зарабатывает, у сына небольшой бизнес. И вот он это говорит, а напротив него сидят женщины, многие в одиночку воспитывают детей, слушают его молча. А они реально на еде экономят. Верят руководителю, потому что он говорит - время тяжелое, но надо немного потерпеть, наша задача - делать хорошую газету. Борис Николаевич уникальный, без шуток, человек - умеет убеждать.
Один наш бывший сотрудник тоже был все время под этим гипнозом. Спустя месяц после увольнения сказал: я посмотрел на редакцию со стороны, и понял: это - стокгольмский синдром. И еще один образ использовал: секта. И да, теперь я признаюсь, это было у нас.

Оказывается, не платить людям год - очень просто. Трудно начать, не платить месяц - народ еще ерепенится, что-то там высказывает. Но человек такое удивительно существо - ко всему привыкает. Самое хреновое, что привыкает начальник. А после двух месяцев - уже проще. Тем более Борис Николаевич платил - сначала половину запрплаты, потом четверть. Потом вообще ничего. Его даже передразнивали в кулуарах, насколько он убедительно, вытаращив глаза, говорил: *Так нет денег-то!*

Но люди продолжали работать.
Кто-то, конечно, уходил, не получая расчета, обижался, но это уже оторванный ломоть. И часто такие люди становились врагами - в коллективном бессознательном, что ли. Типа как стукачи в армии. Сегодня говорили с коллегами, выяснили интересную вещь. В Челябинском рабочем произошло то, что в эволюции называется отрицательный (хотя с какой стороны посмотреть) отбор. *Буйных* или там вякающих вообще не осталось. А правильно ли это для газеты, для журналистики? Полагаю, читатели это заметили.

Между прочим, сформировалась оригинальная бизнес модель. Я даже видел ее нарисованный график. У нее был один досадный недостаток - фонд оплаты труда. В остальном вполне работала. Так вот и эта проблема решаема. У многих нашлась причина согласиться на нее. Остались кто - пенсионеры, для которых сидеть дома невыносимо. Кому-то до пенсии три месяца, можно потерпеть. И вчерашние выпускники, обычно их хватало максимум на полгода. Один наш коллега был связан с ипотекой, и Б.Н. ему платил сумму ежемесячного взноса.
На самом деле, причина всегда была одна - глубоко засевший страх остаться на обочине жизни. Мне кажется, один мой коллега настолько ушел в работу, чтобы никак не ощущать себя в рельной жизни. И, по-моему, сохранил рассудок и относительную бодрость духа.
Кто-то подрабатывал. У меня, например, была такая возможность, но это нерегулярно и крохи. Поскольку я какое-то время был лучшим учеником Бориса Николаевича, то вообще неделями не появлялся в конторе, все тексты писал дома. Экономил офисное электричество, воду, мебель и компьютеры. Странно, что это еще не стало нормой, у популярного ресурса Слон.ру офиса нет вовсе. Все люди в облаке. В прошлом году меня просто спас грант как победителю конкурса *Правда и справедливость* ОНФ.


Главная проблема Бориса Николаевича - в этом сходятся абсолютно все, в том числе его ближайшие соратники - он долго думает и никому не доверяет. Он упускает возможности. При этом боится потерять контроль. В свое время его так научили на семинаре *Как сохранить и удержать власть*. Кажется, подбор акционеров - тоже мысль оттуда.
Так вот, была у нас рекламная бесплатная газета *Челяба*. Огромный тираж, в принципе, выходила на рентабельность. Это был бренд, оч. удачный. Из нее можно был сделать конфетку - руки не доходили, делалась она сотрудниками как доп. обязанность. Тоже можно было бы продать более рукастым или политиканам. Тысяч 300 долларов бы выручили.  Все говорили - продавайте, Борис Николаевич. Так нет, просто аннигилировалась Челяба.
Замы Киршина постоянно говорят, что предлагали ему какие-то идеи, но все они умирали на подлете. Может, врут, и идеи таксебешные. Но разговоры стали устойчивым мнением.

Вторая проблема Бориса Николаевича - прижимистость и уравниловка. Вот я проработал 24 года. Приходит новый человек, откровенно сырой, у него зарплата примерно такая же. А ведь сам же Киршин в своей книге писал, как в Австрии в некоей газете одного особо ценного обозревателя сделали акционером, он получал дивиденды и был собственником. Ну еще курьезный случай был, когда я получил премию за первое в истории интервью с Б.А. Дубровским - 200 рублей.
О перипетиях того, как ЗАО Челябинский рабочий стал ЗАО ЧР-Менеджер я, пожалуй, здесь писать не буду, тема обсосанная на сто раз. Просто когда-то все работники были акционерами, как в колхозе, Борису Николаевичу кто-то сказал (а он охотно поверил), что такая форма собственности ненадежна.
Я недавно поразился - в Увельском районе с каких-то незапамятных времен работает, и очень успешно, предприятие по добыче песка. Так вот форма собственности там - кооператив. И никто простыню не рвет на портянки. А вчера умные люди меня просветили: оказываеться, коммунисты пропихнули новую форму собственности - что-то типа изолированного от внешнего мира ЗАО, ну тот же колхоз, в общем.
Впрочем, я отвлекся. Почему народ в общей массе Киршину верит? Потому что надеется все-таки свои зарплатки вернуть. Когда-нибудь. Типографию продали - там нам ничего на зарплаты не досталось.  Хотя редактор обещал. А теперь вроде как продается помещение редакции. Но почему-то дорого. Борис Николаевич ругает кризис.

Тут ведь еще какая штука. Задерживать, а потом и не платить нам стали сравнительно недавно. Три года назад, кажется. А вообще, зарплаты в ЧР всегда были оч. маленькие. Борис Николаевич рассказывал, что при коммунистах в Правде - главном органе ЦК - тоже были самые маленькие зарплаты. Зато Правда! В лучшие времена (до 2009 года) у меня было около 20 тыс. Но тогда мне жена приплачивала за то, что я помогал ей полы дома мыть. А все 2000-е годы редакция работала на отдачу кредита - за типографию и помещения. То есть каждый из нас, полагаю, где-то треть зарплаты отдавал на погашение этого кредита. Но у кредита-то какой смысл - вот ты отдаешь его, и наступает щастье. Кредит отдали (хотя, говорят, еще не весь), а щастье не наступило. Напротив, у нас теперь даже сокращенной зарплаты не стало. Сложная эта наука, математика.

Вообще-то к Борису Николаевичу я отношусь, как сказал бы М.В.Юревич, по-отечески. Ну т.е. он был почти как отец родной нам. Но просто не справился со временем, оставшись лучшим газетным редактором конца 90-х - начала 2000-х. Мы все оч. сочувствуем ему, особенно после его исульта, лишними разговорами его не нервируем. Но многие люди пошли в суд. Настоящий фурор произвел Лев Лузин, самый верный соратник Киршина. И опустошил тоненький ручеек банковского счета. Некоторые на Лузина злятся. А с другой стороны, он хорошо работал, честно уволился еще три месяца назад, и он - акционер! - живет с женой Софьей на ее пенсию.
Надо сказать и про газету, конечно. У ЧР - несколько тысяч реальных подписчиков. Подобного, наверное, уже нет в России. Ниша такого издания как Челябинский рабочий во-многом уникальна - вспомним хотя бы времена предыдущего губернатора. Мало кто мог сохранить независимость. Нас, журналистов, внесли во всевозможные черные списки. Отрезали от всех областных денег. А тогда деньги выделялись огромные кому ни попадя и не понятно за что.
Между тем нам коллеги иной раз
завидовали - мы-то занимались журналистикой. Но вот какой парадокс -  профессия не должна превращаться в хобби. Это извращение.
И конечно у нас был прекрасный и очень профессиональный коллектив, просто на удивление. Вообще из приятного можно вспомнить много, о чем и не напишешь по разным причинам...
Tags: ЧР
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 37 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →