Айвар ВАЛЕЕВ (a_i_v_a_r) wrote,
Айвар ВАЛЕЕВ
a_i_v_a_r

Потом изучим...

Оригинал взят у k_kiselev в Хорошая весть из Челябинска. На первый взгляд…

Один из традиционных вопросов социологического исследования – вопрос о предпочтениях среди каналов информации, ибо банально важно, откуда люди черпают эту самую информацию. Не стали исключением и мы. И порадовались

Обобщающая Таблица в % по муниципальным образованиям Челябинской област



Назовите два основных источника информации, из которых вы получаете важные новости о жизни городского округа и Челябинской области.

Телевиде-ние

Газеты и журналы

Радио

Интернет

Личное общение

Затруд-няюсь ответить

Магнитогорск

90,5

48,1

8,2

35,7

3,2

0,5

Златоуст

85,8

37,9

9,4

35,0

10,2

1,1

Челябинск

76,0

20,4

11,1

53,5

9,8

0,8

Миасс

75,9

24,9

6,8

46,0

9,4

1,0

Аргаяш

78,6

44,3

2,1

14,1

15,8

0,0

Челябинская область

81,2

33,9

8,0

38,8

9,4

0,7



Как видно из таблицы (последняя строка) в целом по Челябинской области Интернет, как источник информации, вышел на второе место, опередив печатные СМИ. Понятно, что за счет прежде всего Челябинска, а во вторых, Миасса. Есть гипотеза, что миасская флуктуация не есть какая-то особенность российского масштаба. Такие города встречаются достаточно регулярно. Уверен, что, например, Первоуральск по этому показателю «заткнет за пояс» более крупный Нижний Тагил, ибо есть особенности в виде людей, структур, оппозиционности власти и т.д. Магнитогорск и Златоуст показали средние «по больнице» показатели, близкие к общеобластным. Понятно, что сельский Аргаяш отстал. И все же, в общем и целом Интернет опередил газеты. Это явно в плюс


Хотя, конечно, телевидение «рулит». 81,2 % по области. Причем, наивысшие показатели в Магнитогорске и Златоусте, где ситуация явно превосходит общеобластную. Гипотеза такая. Помимо традиционных телевизионно-ориентированных пенсионеров существует еще одна группа столь же ТВ-зависимых граждан. Это «рабочий/работник сельхоз предприятия». В этом корреляция полная. И именно таковых пропорционально именно в Златоусте и Магнитогорске среди опрошенных оказалось закономерно больше, чем в Миассе и Челябинске. И больше, чем в Аргаяше. Подчеркиваю, среди опрошенных.
И тут, естественно впору вспомнить классическое от Дэна Кеннеди: «У богатых людей – большая библиотека. У бедных людей – большой телевизор». Или можно перефразировать: у богатых людей - высокоскоростной интернет, у бедных людей – Первый канал и НТВ. 

Но вот далее все несколько сложнее…
Оказалось, что значимых флуктуаций в политических предпочтениях у потребителей телевизионной и газетной продукции и Интернетом в Челябинской области нет. Цифры «ложатся» достаточно ровно. И в поддержку Путина, и по доверию Юревичу, и по отношению к скандалам, и по протесту и т.д. При этом напомню, что подавляющее большинство опрошенных по всем группам именно на стороне Юревича. Единственное отличие – среди получающих информацию через Интернет значительно больше тех, кто не сомневается в своем выборе, в своих оценках. Они знают. Чистые «телевизионщики» и «газетчики» чаще сомневаются, затрудняются, а «интернетчики» рубят с плеча. Показатель того, что доверие к традиционным каналам информации падает? Корреляция с активностью? На пульте кнопки нажимать, а в Интернете серфить приходится? Скорее всего, комплекс причин. 

Теперь попробуем наложить эту ситуацию на политические реалии. Судя по всему, активность сторонников М.Юревича интенсивнее в традиционных СМИ, чем в Интернете. И наоборот, клан Вяткина и примкнувших к нему, на взгляд стороннего наблюдателя, активнее именно в Интернете, хотя имеем массу попыток «овладеть» и телевидением. И что в итоге? Социология дает ровное распределение. Более того, те, кто более информирован, те, кто более решителен, а это именно «интернетчики», не предпочли тех, кто в Интернете более активен. И здесь вновь имеем ровное распределение. 

Два вопроса для Челябинска и для времени, которое наступило после исследования:
1) Если имеем наращивание PR-овской активности, то значит ли это, что дела идут не сильно здорово в реале? У всех сторон. То есть имеем не разрешение ситуации, а ее пролонгирование? 

Проще говоря, если принято решение о закрытии всех, то зачем об этом кричать? В этом контексте молчание выглядит убедительнее. Чем больше сливов и криков от силовиков, тем больше вероятность, что нами манипулируют, а дела фальсифицируют. 

2) А как принимающие решения в Москве относятся к Интернету? 

Гипотезы и вопросы для Екатеринбурга и других:
1) Скорее всего, ситуация с Интернетом в Екатеринбурге несколько, даже наверняка, много лучше, чем в Челябинске. При этом протестная флуктуация, можно предположить, в этой среде будет более отчетливо выражена, чем в Челябинске. Но не за счет основной доли пользователей, а за счет групп в большей степени представленных в Екатеринбурге (сотрудники ИТ-кластера, вузовское и научное сообщества и т.д.). Нужно проверять.

2) Интернет, который когда-то был монопольно «присвоен» протестом, сегодня эту функцию утрачивает. Протестные сети размываются. Нужно проверять.

3) Доля «интернет-информированности» будет неизбежно возрастать. Особенно на урбанизированных территориях, к которым относятся и Челябинская, и Свердловская области. Будет ли уменьшаться количество сомневающихся, колеблющихся? Или уровень доверия к «добытой», а потому «правдивой» информации будет резко выше, чем к информации «скормленной» через ТВ?



Tags: ЖЖ, СМИ, Челябинская обл., исследование, социо, эксперты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments